03Июл
2018
0
Сказки для детей

Для творческого вдохновения

Сказки пишутся не только для маленьких детей. Есть сказочные истории, которые интересны и детям 9-13 лет. Это одна из таких сказок. Она написана для творческих детей, тех, кто учится в музыкальной школе, сочиняет стихи или рассказики, рисует.

Сказка создана для их творческого вдохновения, для того, чтобы они поверили, что могут стать великими музыкантами или писателями. Прочитайте её своим талантливым детям или пусть они это сделают сами.

Сказка «И капли дождя играли стокатто»

Мария учится в музыкальной школе по классу фортепиано. Было время, в самом начале учебы, когда она неохотно садилась за пианино, чтобы играть гаммы. Ну что в этом интересного, скажите, пожалуйста? До, ре, ми, фа, соль, ля, си, до и назад: до, си, ля, соль, фа, ми, ре, до… И так бесконечно. Учительница музыки сказала, что пока Маша не освоит гаммы, пока не научится правильно ставить пальцы на клавиатуру, дальше они ничего нового изучать не будут.

Но, наконец, гаммы были освоены и учительница задала выучить небольшой фортепианный этюд. Это было уже интереснее. Урок за уроком приносил знакомство с новыми музыкальными произведениями. Они становились все сложнее и интереснее. Маша и сама не заметила, как стала с радостью ходить на уроки в музыкальную школу и с удовольствием выполнять домашние задания. Музыка увлекла ее, открыла для нее новые волшебные звуки.

Вот ведь удивительно: черные и белые клавиши на клавиатуре пианино могут создавать любое настроение: веселое, задорное, грустное, меланхоличное… Все только зависит от того, в какой последовательности ты нажимаешь на клавиши. А ведь эту последовательность придумали обыкновенные люди… хотя нет, необыкновенные. Разве можно назвать обыкновенными людьми композиторов? Они волшебники, умеющие говорить с людьми звуками. Для них звуки, как слова. И каждым звуком они разговаривают с нами, слушателями, рассказывают нам необыкновенные истории.

Мария тоже хотела бы стать композитором. Иногда ей чудится какая-то мелодия, она замирает в этот миг и прислушивается к ней… Мелодия звучит сама по себе, надо только уловить все звуки и записать их в нотную тетрадь. «Ничего, — думает Маша, — сейчас мне только 12 лет. Вот окончу музыкальную школу, изучу все тонкости нотной грамоты, и вполне возможно, напишу свою, неповторимую мелодию.»

В том же городе, что и Маша, жил еще один талантливый человек. Звали его Данил, ему было 13 лет. И, если у Маши в голове звучали музыкальные мелодии, то Данил постоянно придумывал разные истории. Мальчик мечтал стать писателем и сочинял пока маленькие рассказики. Правда, зачастую ему не очень нравилось написанное им, и он вырывал и выбрасывал листочки из общей тетрадки, в которую записывал все свои фантазии. Уж очень он был придирчив к себе. Наверное, потому что читал много книжек хороших писателей и старался равняться на них. Однажды с Марией и Данилом произошло необыкновенное происшествие. Они до сих пор не поймут: во сне это было или наяву. «Скорее всего во сне, — думают оба, — А вдруг всё это произошло наяву?»

Ночью Мария проснулась от необычного шороха за окном, как будто бабочки тихонько постукивали по стеклам своими крылышками. Мария присела на кровати и в свете луны увидела, что в окно к ней стучатся две феи, самые настоящие феи, красивые с большими крыльями. Маша подбежала к окну и распахнула его. Она вскрикнула: «Ой!» Потому что две прекрасные феи влетели в окошко, полетали под потолком, а потом опустились рядом с Марией и сказали, что прилетели за ней.

— Зачем? — удивилась девочка.

— Маленький принц приглашает тебя на бал в Сказочный Дом Творчества.

— Маленький принц? Дом Творчества? — растерянно повторяла Мария слова фей. — А разве такой Дом существует? А, ну конечно, я же сплю, а во сне могут происходить самые разные чудеса! — догадалась девочка.

— Ну, конечно, ты просто спишь, а мы тебе снимся, — подтвердили феи. – Но ты же хочешь узнать, что будет дальше в твоем сне и познакомиться с Маленьким принцем?

— Конечно! — радостно воскликнула Мария.

— Ну тогда полетели скорее, а то опоздаем к началу бала!

— А на чем мы полетим? — спросила Мария.

— Держись крепко за наши крылышки и мы быстро домчимся до места.

Девочка решила больше ничему не удивляться: это же сон. А во сне можно полетать и на крыльях фей.

Феи подхватили девочку и вылетели вместе с ней в окно.

А в другом конце города две такие же феи летели в том же направлении, неся на своих крыльях Данила.

А в многочисленных комнатах Дома Творчества гостей ожидали те, ради кого они и были приглашены. Это были гениальные писатели, поэты, художники, композиторы, те, чьими произведениями наслаждались целые поколения людей планеты. Все они теперь жили в Сказочном Доме Творчества и ни один из них ни разу не отказался от встречи на волшебном балу с талантливыми детьми. Ведь у каждого из них, когда они только начинали творить, тоже были свои кумиры.

Константин Паустовский, сидя в своей комнате, думал о том, что его жизнь стала беднее от того, что он никогда не слышал голоса Александра Блока.

А в другой комнате американский писатель-фантаст Рэй Брэдбери перелистывал томик Томаса Вульфа, в сотый раз с восхищением перечитывая его строки о бескрайних звёздных лугах космоса. Томас Вульф открыл писателю Брэдбери дорогу в космические просторы.

Всех мальчиков и девочек встретил Маленький принц. Он сказал им, что сегодня они смогут встретиться со своими кумирами.

В воздухе ощущалось нетерпение: каждый гость все чаще поглядывал в сторону Тронного зала, желая поскорее попасть на прием к Волшебнику. Наконец, Маленький принц отдал распоряжение маленьким гномам по очереди провожать гостей к нему.

Первым к Волшебнику отправился Данил. Его кумиром был американский писатель Брэдбери. Только он мог так точно описать, какая могила должна быть у писателя Эрнеста Хемингуэя: «Есть в Африке гора по имени Килиманджаро… И на западном склоне нашли однажды иссохший, мёрзлый труп леопарда. На этом склоне мы тебя и положим… по соседству с леопардом, и напишем твое имя, а под ним еще: никто не знал, что он делал здесь, так высоко, но он здесь… И пусть могилу эту знают лишь темнокожие воины, да белые охотники, да быстроногие окапи.»

— Только несколько вопросов к Брэдбери, — умолял Данил Волшебника, и тот согласился. Маленькие эльфы закружились над головой мальчика, показывая ему дорогу. Так они пришли к одной из дверей Волшебного Дома и мальчик понял, что дверь нужно открыть…

В комнате был Марс. Её всю избороздили марсианские каналы, над которыми светили две луны. И была ночь. И был день. И «равнины, скалы, голубое небо дышали зноем, от которого звенело в ушах». А по берегу Мёртвого моря быстрой походкой шёл Эдгар По.

Мальчик увидел берег на закате, и там, у воды, сидел писатель. Сердце гостя замерло и потом забилось в бешеном ритме. Пока он шел к своему кумиру десятки вопросов роились у него в голове. Он подошел поближе и увидел, что взгляд писателя устремлен вдаль за марсианские горы, а губы беззвучно шепчут слова. Гость понял, что нельзя сейчас тревожить писателя и поэтому просто тихо сел рядом на прибрежные камни. Он сидел и слушал тихий шепот мастера, он готов был сидеть вечно в этом пламени багрового заката. Но время пролетело, словно взмах ресниц, маленький эльф заглянул в комнату и помахал ему рукой.

Настало время, и Марию тоже пригласили к Волшебнику. Она попросила познакомить её с Петром Чайковским. Эльфы показали ей дорогу к его комнате.

Она открыла дверь и увидела великого композитора, сидевшего за черным роялем. Он играл свои «Времена года» для нее одной, для Марии.

Белые хлопья снега падали на его голову и рояль, снежинки кружились по всей комнате. Композитор играл пьесу «Январь. У камелька». Маша замерла от восторга. Сквозь волшебные звуки музыки проникали слова эпиграфа Пушкина к пьесе:

«И мирной неги уголок

Ночь сумраком одела.

В камине гаснет огонёк,

И свечка догорела».

Композитор играл пьесы о всех временах года и звукам вторили слова поэтов:

«Апрель. Подснежник.»

«Голубенький, чистый подснежник-цветок,

А подле сквозистый последний снежок.

Последние слезы о горе былом

И первые грёзы о счастье ином».

А комната преображалась с каждой новой пьесой. Сейчас в ней был апрель, снег таял, и по полу бежали маленькие ручейки. Голубые и белые подснежники распускались прямо на глазах, наполняя воздух душистым ароматом.

Чайковский играл пьесу «Июнь. Баркарола».

Комната заполнилась лучами солнечного света. На полу зазеленела трава. Мария стояла посреди сада. Зелёные листочки на деревьях шевелил легкий ветерок, и они чуть –чуть звенели в такт музыке.

Ветерок шептал Маше на ушко слова эпиграфа поэта Плещеева:

«Выйдем на берег, там волны

Ноги нам будут лобзать,

Звёзды с таинственной грустью

Будут над нами сиять».

Только здесь, рядом с великим композитором Мария поняла, насколько прекрасна может быть музыка, какие глубокие струны души она может затронуть. Композитор закончил свою игру и поклонился Марии. Он ждал от нее вопросов.

— Я всё поняла, спасибо! — сказала Мария и вышла из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.

Время приёма закончилось. Феи разлетались в разные стороны, унося мальчиков и девочек по домам.  Дома Данил, будущий писатель, почувствовал в ладони маленький кусочек бумаги. Он развернул его и увидел, что записка написана почерком Брэдбери.

«Жизнь коротка, — писал Рэй, — но, отправляясь в путь, может стоит взять с собой эти два воздушных шарика, на одном из которых написано «Пыл», а на другом — «Увлечённость». Если, кто хочет ко мне присоединиться, милости прошу – места на дороге хватит всем»****

Слова писателя завели мальчика, как золотой ключик заводит музыкальную шкатулку. Водопад образов, мыслей нахлынул на него, и все это надо было срочно записать в тетрадку. Мальчик писал и чувствовал, что в этот раз всё получается.

Маша вновь оказалась дома, на своей кровати. В её ушах все еще звучала волшебная музыка Чайковского. И ещё какая-то новая, очень красивая мелодия. Начался дождь. Его струи били по стёклам окошка, а девочке казалось, что дождь играет стаккато. Она еще не знала, что теперь будет слышать весь мир по-новому: листья вековых дубов, касаясь друг друга зазвучат нотой «до», березовые листочки будут нежно извлекать «ля бемоль», ветер будет слагать сюиту, а упавшие в траву зеленые яблоки, прозвучат колокольным звоном. Весь мир вокруг, все его звуки будут превращаться в ноты, и эти ноты сложатся в голове начинающего композитора Марии в ее первую волшебную симфонию.

Гости улетели, а Маленький принц все еще стоял на лужайке возле Дома Творчества и мечтательно смотрел на далёкие мерцающие звезды. Но они начали гаснуть, и первые слабые лучи солнца пробивались сквозь них. Принц заволновался: успеют ли феи доставить детей в их кроватки до рассвета и погрузить их в сон. Ведь они должны проснуться дома и подумать, что им просто приснился чудесный сон. Но он то знал, что великие поэты, композиторы, художники на самом деле встречались с талантливыми детьми и передали им частички своего мироощущения, фантазии, творческого порыва. И эти встречи не пройдут бесследно.

Он вошел в двери дома и, проходя мимо комнаты Блока, услышал его завораживающий голос: «Гений излучает свет на неизмеримые временные расстояния.»

«Все верно, — подумал Маленький принц, — годы пролетят, как мгновения и улетевшие сегодня мальчики и девочки сами станут Мастерами, и у них появятся свои почитатели. Например, девочка Мария вырастет и на ее фортепианные концерты будут ходить восторженные поклонники, они будут замирать от восторга от звуков её музыки. А Данил станет великим поэтом и напишет эпиграфы к пьесам Марии. Мир полон талантов, нужно только вовремя разглядеть свой талант и никогда не предавать его».

Константин Паустовский «Александр Блок»

Рэй Брэдбери «И все-таки наш»

Рэй Брэдбери «Машина до Килиманджаро»

Рэй Брэдбери «Счастье писать»

 

 

 

 

Комментариев пока нет

Что Вы думаете о статье?