14Дек
2019
0
Родина снежинки

Сказки из пенала или приключения совсем простого карандашика.

Сказка третья.

 

Родина снежинки. Родина

Утром Вовка всегда торопится. То ли потому, что мама никак не может его добудиться в школу и встает Вовка в самый последний момент, то ли потому, что просто такой уж он есть, и будет всегда – Вовка-торопыга.

Вовка не умеет собирать портфель с вечера. Не умеет! Так он всегда говорит маме, когда та ему рекомендует собирать свои вещи заранее.

-Это просто нереально, это просто бессмысленно. Это просто незачем. Короче, мама, я замечательно успею собрать портфель завтра, не волнуйся.

Поэтому каждое утро проходит абсолютно одинаково. Вовка «включает четвертую скорость» и бросает в портфель книжки, пенал, тетрадки в том порядке, в котором получается.

Так было и сегодня. Вовка заполнил до отказа портфель. Последним был пенал. Из-за физкультуры, т.е. из-за спортивной формы, которую Вовка запихнул в портфель, пенал торчал, как кончик меча у странствующего рыцаря. А карандашик торчал из пенала, как … просто любопытный карандашик.

Это утро стало для карандашика удивительно-прекрасным. Он успел посмотреть большой мир, пока Вовка бежал в школу.

А мир сегодня был исключительно-замечательно-прекрасным.

Январское утро всегда волшебно, если не очень холодно, снег скрипит под Вовкиными ботинками, и белыми хлопьями, большими и маленькими, стремительными и медленными, падает снег с самого неба.

Эту удивительную картину наблюдал карандашик с большим удовольствием, даже не замечая, как носик, торчащий наружу, стал холодным и немножко ледяным.

Самым интересным было наблюдать за снежинками. Как ни старался карандашик, не сумел увидеть две абсолютно одинаковые снежинки.

Удивительно тонкие и невесомые, с затейливыми узорами, пролетали они мимо него, устраивая показ «зимних моделей».

Карандашик не успевал налюбоваться одной, как следующая ледяная красавица сменяла предыдущую.

— Ах, как прекрасны снежинки, — прошептал зачарованно карандашик, — как, должно быть, чудесно лететь туда куда хочешь, уноситься с ветром в самые дальние страны.

И вдруг, его ледяной носик ощутил чуть слышное прикосновение.

Карандашик посмотрел вверх и увидел, что одна из ослепительно-прекрасных снежинок опустилась прямо на его торчащий из портфеля носик.

— Я слышу, как ты восторгаешься нашей свободой, — тихим звонким голоском сказала снежинка.

— И еще я восторгаюсь вашей красотой, — не поверив такому чуду, прокричал карандашик.

Снежинка улыбнулась. Потом вспорхнула на Вовкино плечо так, чтобы карандашик мог хорошо ее слышать и видеть и вновь заговорила.

— Сейчас нет ветра, и я могу чуточку побыть с тобой.

— О, конечно, прекрасная снежинка, я так рад этому, — пролепетал карандашик, не веря, что это волшебство происходит именно с ним.

— Ты ведь завидуешь нашей свободе и тому, что мы можем лететь в дальние страны, — спросила снежинка.

— Конечно. Это ведь так замечательно. Выбраться из тесного мира, в котором ты живешь и улететь далеко-далеко, в синюю неизведанную даль, — мечтательно сказал карандашик.

— А тебе не жалко будет оставить своих друзей, свой теплый домик, знакомые картины за окном, тесный и старый, но такой родной мир?

— Но ведь, — начал было карандашик, но снежинка перебила его.

— Мне некогда задавать тебе вопросы, я чувствую, что ветер скоро сорвет меня с места. Поэтому не перебивай и слушай.

И снежинка начала свой торопливый рассказ тихим нежным голоском.

— Я родилась высоко в небе, в тихое зимнее утро над величественной вершиной горы. Рядом со мной были мои сестрички- снежинки. И долгие тихие дни укрывала нас в своих пушистых одеялах наша милая мама- тучка.

Мы были маленькими и беспокойными. Наши лучики-ручки не были еще такими красивыми, и мы с завистью смотрели на своих старших сестер, которые были прекрасными и взрослыми. Они выходили к самому краю тучки и ждали попутного ветра.

Ах, как же завидовали мы им, когда ветер срывал их с места и уносил в невиданные дали.

Мама, нашептывала нам сказки и уговаривала не торопится. Именно тогда она спокойно объясняла нам, что нет ничего прекраснее и лучше Родины- места, где ты родился, где рядом с тобой самые близкие и родные, любящие тебя.

Мы слушали маму, но не очень верили тому, что вершина горы и частый густой туман- самое прекрасное, что есть в мире.

Так, торопились мы перебраться к краю тучки в ожидании попутного ветра.

И… однажды, когда мы стали достаточно большими, попутный ветер подхватил нас и, закружив, унес от мамы-тучки.

Чуть тихий прощальный стон услышали мы, улетая в долгожданные дальние дали.

Снежинка вздохнула и вновь продолжила.

-Так прошло много-много дней. Много прекрасного увидела я. Много необычных и странных картин проносилось мимо меня, много удивительных чудес открылось мне.

И лишь через несколько дней, оглянувшись назад, я поняла, что растеряла своих сестричек и где-то уже та-ак далеко моя мама-тучка.

— Знаешь, дружок, — взглянула на карандашик снежинка, и льдинка-слезинка блеснула на мгновенье в ее глазах, — знаешь, что я поняла, увидев «чудесные дальние дали», нет ничего лучше, роднее и красивее Родины. Ро-ди-ны, где под густым туманом величаво врывается в небо вершина горы, где смеются и шелестят рядом твои сестрички-снежинки, и где ждет тебя мама-тучка, такая родная и такая любимая.

— И однажды я договорюсь с попутным ветром и уговорю унести меня…

Снежинка не успела договорить, порыв ветра сорвал ее с Вовкиного плеча и унес так высоко, что уже через пару секунд карандашик потерял ее из вида.

Карандашик спрятал холодный носик в теплый пенал, нежно посмотрел на посапывающих друзей, улыбнулся и прошептал: «Роооодина».

И долго потом вспоминал он прекрасную снежинку.

И так хотелось ему верить в то, что ветер, сорвавший ее с Вовкиного плеча, был тем самым — попутным, который унес снежинку на ее Родину, к самой вершине горы, где ждет ее самая красивая, самая любимая, самая родная, мама-тучка.

 

Автор Татьяна Салабаева

Если статья понравилась, пожалуйста, поделитесь ссылкой на нее

Комментариев пока нет

Что Вы думаете о статье?

https://top-fwz1.mail.ru/tracker?id=3166767;e=RG%3A/trg-pixel-4785042-1584559015790;_={{random}}